?

Log in

No account? Create an account

Next Entry

Кризис доверия: российский вариант

Джон Кейнс в «Общей теории занятости, процента и денег» в качестве ключевого понятия вводит «стадный инстинкт». Это вера в другого человека, ощущение честности при сделках, представление об уровне коррупции. Критическая составляющая стадного духа – доверие. Кейнс считает, что колебания уровня доверия НЕ ПОДЧИНЕНЫ ЛОГИКЕ. Сегодня слова «доверие» и «кризис доверия» - самые упоминаемые и в научном, и в бизнес, и в бытовом обороте. Но со времен Кейнса экономисты и социологи мало продвинулись в попытках обнаружить логику в колебаниях этой загадочной субстанции, которая является не только самым главным социальным отношением, но и самым сложноустроенным.
Во-первых, под словом «доверие» в разных обществах скрываются различные явления, имеющие принципиально различную природу. Например, отношения людей к власти и ее институтам. В условиях диктатуры или патерналистских режимов – это ВЕРА в Отца Народа и его эманации. Это отношение глубоко иррационально. В демократическом обществе – это ДОВЕРИЕ, рациональное отношение, основанное на информации, свободно полученной из разных источников. Слепая ВЕРА всегда будет более сильной, устойчивой и массовой, чем рациональное доверие.
Безграничная вера в Гитлера и Сталина всегда будет больше, чем доверие Хрущеву, Горбачеву или Обаме. Рейтинг Путина больше рейтинга Ельцина, рейтинг Кадырова выше рейтинга Зеленина или Хлопонина.


 

Но ВЕРА в Отца Народа в условиях сегодняшней России никак не конвертируется в доверие людей друг к другу. Эта ВЕРА высасывает весь ресурс отношений в обществе. Наряду с неудержимым ростом рейтинга Путина с 2000 года наблюдалось столь же неуклонное падение доверия в обществе. По данным ФОМ, опрашивающего 37 тысяч россиян в 68 регионах, число наших граждан, считающих, что «большинству людей можно доверять», уменьшилась за последние годы вдвое: с 36% до 17,6%. Национальная «формула доверия» в каждой стране зависит от национального и социального кода. В России сегодня действуют параллельно два таких кода. Верхушечный: чуть модернизированный вариант «православия – самодержавия – народности». И низовой: «не верь, не бойся, не проси». Оба направлены против развития доверия в обществе.

Основной посыл политической власти в отношении граждан – это НЕдоверие. Отменить выборы губернаторов и депутатов по одномандатным округам. Как можно людям доверять такие серьезные вещи, наизбирают кого попало. Огосударствление СМИ и фактическое введение цензуры из этого же ряда: нельзя людям получать негосударственную, непроверенную информацию.

Что в современном обществе является «фабрикой» по производству доверия? Где стоит котел, в котором варится этот социальный клей, позволяющий обществу функционировать как единое целое?

В локальных сообществах – это семья, община. В глухих деревушках нет замков, поскольку все друг друга знают, но возникает проблема чужака. В большом обществе, обществе незнакомых друг с другом людей, производство доверия сосредоточено в тех его структурах, которые называются «гражданское общество». Власть не производит доверие между людьми. Ее продукт – это уверенность граждан в будущем. Это разные категории. Бизнес пользуется доверием, но сам его не производит.

Главная проблема кризиса доверия в России в том, что «машины, производящие доверие», в стране практически не функционируют. Гражданского общества в России нет, если не считать таковым муляжи вроде Общественной палаты или шмаковских профсоюзов. Деформация социума, суть которой в гипертрофированном развитии власти и бизнеса, вытеснившими гражданское общество, наблюдается во всем мире. И это одна из причин нынешнего кризиса доверия. Но нигде эта деформация не выглядит столь чудовищной как в нашей стране. Власть в России срослась с бизнесом и практически уничтожила ростки гражданского общества, закидав «шпионскими камнями» и накрыв сверху плитой Общественной палаты.

Россия – непредсказуемая страна. Умом ее по-прежнему не понять. Но если все же пытаться анализировать те тенденции ее прохождения через кризис, которые поддаются рациональному анализу, то приходится сделать вывод, что Россия выйдет из кризиса менее демократичной, чем вошла в него. А российским демократам надо рассчитывать на стайерскую дистанцию или надеяться на извечную российскую непредсказуемость.

 

Comments

( 5 комментариев — Оставить комментарий )
naphania
5 авг, 2009 09:03 (UTC)
Насчет доверия - это на самом деле главная вещь.
Есть предположение, что социальный капитал имеет циклическую природу.
В одном и том же обществе в разные времена уровень доверия может быть разным. На примере России:
Высокий уровень социального капитала - начало прошлого века - 1905 год, революция, Дума и далее - до 17-го года. Общество истратило социальный капитал на социальные изменения, выдохлось.
Минимальный уровень - 20-е годы - НЭП, голод, отчужденность, начинающееся заново расслоение. Если общество само не способно выйти из этого состояния, если люди настолько разобщены, что даже бытовые и семейные споры выносят на внешний суд - (см. Фромма) - приходит диктатор. И он пришел.
Далее - сплочение против общего врага - война - рост уровня социального капитала.
На этой волне проходят все последующие годы. 60-е - это использование накопленного в предыдущие годы социального капитала на модернизацию и все те же социальные изменения.
Относительно благополучные "застойные" годы продлевают волну роста социального капитала, который в конце 80-х - начале 90-х затрачивается на нашу "Славную Революцию".
Отчасти последним всплеском этой волны социального капитала пользуются разные "мавроди", что еще более усугубляет ситуацию.
И опять же - общество выдыхается и люди уходят в свои скорлупки зализывать раны.
Еще один цикл пройден.
"Мирные" и "благополучные" 2000-е - здесь накапливается социальный капитал. Уже на новых основаниях и новыми техническими средствами - социальные сети, блоги и т.д. В сопредельных странах smsками собирают многотысячные митинги.
Уровень накопленного социального капитала низок, но он есть.

Таким образом, социальный капитал берется из двух источников: 1. Достаточно длительный период экономического благополучия 2. Сплочение против общего врага (от "малой кровью..." до "догоним и перегоним...") 3. В последнюю очередь, в крайнем, патологическом случае, сплочение вокруг фигуры национального лидера.

Достаточен ли уровень доверия для благополучного исхода (не скатывание в авторитаризм, положительные формы социальной солидарности), мне трудно судить.
i_yakovenko
5 авг, 2009 10:29 (UTC)
Мне предствляется, что анализ феномена "русской формулы доверия" через категорию "социальный капитал" не слишком перпективен.
Понятие социального капитала хорошо работает в случае анонимного общества Запада, применимо в восточных цивилизациях, основанных на конфуцианской этике. В "российской формуле доверия" произошла псевдоморфоза, вытеснение культуры доверия - иной культурой, имеющей принципиально иную природу. Можно назвать ее "культурой веры-надежды-любви". Отношение между населением и властью с одной стороны, и между людьми с другой стороны, в этой культуре развиваются по совершенно иным законам, чем в случае культуры доверия западного типа.
Одинаковым словом "доверие" в России и на Западе обозначаются принципиально разные отношения. Доверие западного типа, которое можно описать в терминах социального капитала, производится институтами гражданского общества, основано на прозрачности общества, доступе к информации, развитом экспертном сообществе и институте репутации. Культура "веры-надежды-любви" основана на прямо противоположных вещах. Для ее развития необходимо: уничтожение автономной личности, цензура, тотальное недоверие (принцип внешнего и внутреннего врага, спускаемый "сверху" и принцип "не верь-небойся- не проси", вырастающий снизу).
Западная культура доверия построена как игра с ненулевой суммой: возрастание доверия между населением и властью приводит к росту уровня доверия между людьми, к увеличению совокупного размера социального капитала. Российская культура веры-надежды-любви это игра с нулевой суммой: "доверие" населения к власти уменьшает уровень доверия между людьми.
В условиях глобализации в России параллельно существуют культура доверия и культура "веры-надежды-любви", но доминирует наш, российский "мутант".
Причины такой псевдоморфозы в тех исторических травмах, которые сформировали российскую культуру в ее нынешнем виде, и частью которой является культура доверия. Эти травмы: православие, "Русская система" и "Русская власть"(термины, введенные Фурсовым и Пивоваровым, описывающие специфику российского социума) и советская цивилизация.
Пытаться описать российскую социальную реальность с помощью категорий социологии, сформированных на основе анализа западного общества, это путь, иногда неизбежный, но требующий постоянной корректировки понятий.
naphania
5 авг, 2009 11:32 (UTC)
да ну, это паршевщина, она же - "демократия суверенная, 1 шт".
Опять "таинственная русская душа".
Проблему доверия и социального капитала изучают еще на примере юго-восточной азии (см. Фукуяму, к примеру), и на примере восточной Европы, и России тоже, кстати. Так что термин общеупотребительный.
Что касается собственно национальных особенностей, да, они есть. Но они есть у всех. К слову, один из теоретиков социального капитала Патнем пишет о гражданской культуре в Южной Италии (там, где мафия, как известно) ровно в тех же выражениях, в каких у нас описывают Россию.

Проблема, на мой взгляд, в самоидентификации. Дело в том, что если мы сами в себя поверим, и наберется критическое количество людей (не более двух процентов), которые скажут, что несмотря на морозы, просторы и Ивана IV, мы МОЖЕМ жить по-другому, то можно сдвинуть с места систему.

Привожу горячо любимую мною цитату из Токвилля:

"Я знаю, что многие мои соотечественники думают, что народы в этом мире не являются хозяевами сами себе, что они непременно должны подчиняться какой-то непреодолимой и непостижимой силе, предопределяемой предыдущими событиями, расой, почвой или климатом.

Все это лживые и трусливые теории, способные породить лишь тщедушных людей и слабые народы. Провидение сделало так, что род человеческий не совсем независим, но он и не так уж закабален. Провидение очерчивает, это верно, каждому человеку некий фатальный круг, из которого он не может выбраться, однако в широких границах которого человек свободен и всемогущ. Это же относится и к народам".
i_yakovenko
5 авг, 2009 13:05 (UTC)
Ни с г-ном Паршевым, ни идеями "таинственной русской души", ни с "суверенной демократией" ничего общего не имею. Значительно ближе методология и выводы Лоуренса Харрисона в его компаративистском исследовании, итоги которого изложены в книгах "Культура имеет значение", "Главная истина либерализма".
Культура, действительно, имеет решающее значение для шансов на модернизацию. Об этом много и у Вебера, и у Фукуямы, и у Штомпки и у Гидденса. Культура доверия это ядро нициональной культуры, ее структурообразующая часть. Есть культуры, настолько сильно препятствующие модернизации, что делают ее практически невозможной. Пример - базовая культура большинства населения Гаити, в основе которой религия вуду.
Насколько российская культура способна к самоизменению, вопрос открытый. Наличие культурных барьеров в развитии страны не дает индульгенции ее элите на всевозможные глупости, типа "особого пути", "суверенной демократии", и т.д. Это проблема социального познания, которая требует создания адекватного научного инструментария.
naphania
5 авг, 2009 14:37 (UTC)
Итого
по последнему комменту подписываюсь под каждым словом.
Однако же культура и история - лишь предпосылки.
Российское общество в разные времена показывало разную степень готовности к модернизации. Не гарантия, что существующее положение вещей, когда низкий уровень доверия между гражданами способствует росту доминирования государства во всех сферах, сохранится.

Но вот в корне не согласна в Вашим утверждением о том, что есть две разные культуры: западная культура доверия и российская "веры-надежды...".
( 5 комментариев — Оставить комментарий )

Latest Month

Май 2016
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow